Конец гегемонии США: Реальность или миф

Предсказания об утрате Америкой своего превосходства и изменении международного порядка звучат уже давно, коронавирус лишь активизировал их с новой силой.

Мир тяжело справляется с коронавирусом. Все чаще мы слышим предсказания о новом мировом порядке, который оставит после себя пандемия. И в этом мировом порядке, скорее всего будет ни одна сверхдержава – США. Возможно, сверхдержав не будет вообще.

Арофессор политологии Барнард-колледжа и директор Института Гарримана Колумбийского университета Александр Кули и адъюнкт-профессор кафедры государственного управления и Школы дипломатической службы имени Эдмунда А. Уолша Джорджтаунского университета Дэниел Нексон в своей статье для американского издания ForeignAffairs размышляют о том, теряет ли США свои позиции на мировой арене.

Корреспондент.netсобрал главные тезисы статьи.

Коронавирус против мирового порядка

На кризис в мировом порядке указывают многочисленные признаки. Нескоординированная международная реакция на пандемию COVID-19, вызванные этим кризисные явления в экономике, возрождение националистической политики и укрепление государственных границ — все это, судя по всему, предвещает появление в меньшей степени готовой к взаимодействию и более хрупкой международной системы. По мнению многих наблюдателей, эти события подчеркивают опасность политики президента США Дональда Трампа, основанной на принципе “Америка — прежде всего”, и его отказа от глобального лидерства.

Еще до пандемии Трамп постоянно высказывался критически в отношении значения и актуальности альянсов и институтов, таких как НАТО, поддерживал распад Европейского Союза, выходил из множества международных соглашений. Он подвергает сомнению обоснованность того, что в центре внешней политики должны находиться такие либеральные ценности, как демократия и права человека. То, что Трамп явно отдает предпочтение основанной на антагонизме меркантильно-деловой политике, служит очередным доказательством того, что США отказываются от своей приверженности содействовать установлению либерального международного порядка.

Не все потеряно

Некоторые аналитики полагают, что США пока еще могут изменить ситуацию, вновь взяв на вооружение стратегии, с помощью которых они, начиная с конца Второй мировой войны и заканчивая периодом после холодной войны, создавали и поддерживали эффективный международный порядок.

Если бы США после Трампа смогли вновь взять на себя ответственность ведущей мировой державы, то эта эпоха — включая пандемию, которая станет ее характерной чертой — могла бы стать не шагом на пути к постоянному хаосу, а лишь временным отклонением.

Как бы там ни было, предсказания об утрате Америкой своего превосходства и изменении международного порядка звучат уже давно — и всякий раз они ошибочны. В середине 1980-х годов многие аналитики считали, что лидерству Америки приходит конец. Бреттон-Вудская система рухнула в 1970-х годах, США столкнулись с растущей конкуренцией со стороны европейских и восточноазиатских экономик, особенно Западной Германии и Японии, а Советский Союз казался неизменной характерной чертой мировой политики. Однако к концу 1991 года Советский Союз распался, Япония вступала в свое потерянное десятилетие экономической стагнации, и для реализации дорогостоящей задачи интеграции потребовалось воссоединение Германии. США пережили десятилетие бурного развития технологических инноваций и неожиданно стремительного экономического роста. В результате наступило то, что многие называли «однополярным моментом» американской гегемонии.

Но на этот раз все иначе. Те самые силы, которым раньше обеспечивали устойчивость гегемонии США, сегодня способствуют ее ослаблению. Условия для создания после холодной войны мирового порядка во главе с США возникли благодаря трем обстоятельствам. Во-первых, после краха коммунизма в мире больше не осталось ни одной серьезной идеологии, противопоставляемой идеологии, которую проповедовали США. Во-вторых, с распадом Советского Союза и сопутствующей ему инфраструктуры институтов и партнерств у более слабых государств не было серьезных альтернатив Соединенным Штатам и их западным союзникам в вопросе оказания военной, экономической и политической поддержки. И в-третьих, международные активисты и движения распространяли либеральные ценности и нормы, которые укрепляли либеральный порядок.

Сегодня такое же развитие событий, те же самые движущие силы обернулась против США: после замкнутого круга благоприятных событий, которые когда-то способствовали укреплению мощи США, начался порочный круг событий, которые ее подрывают. С ростом влияния таких великих держав, как Китай и Россия, с возглавляемой США либеральной международной системой конкурируют автократические и нелиберальные проекты.

Разговор об упадке и постоянном снижении влияния может показаться странным, если учесть, что США тратят на свои вооруженные силы больше, чем стоящие за ними в списке семь стран вместе взятые, и обеспечивают сеть военных баз за рубежом, не имеющую себе равных. Военная мощь сыграла важную роль в создании и сохранении превосходства США в 1990-х и в начале нынешнего столетия. Дать всей международной системе твердые гарантии безопасности никакая другая страна не могла. Но военное превосходство США было достигнуто не столько благодаря оборонным расходам (в реальном выражении военные расходы США в 1990-е годы сократились и выросли лишь после терактов 11 сентября), сколько благодаря ряду других факторов. Речь идет об исчезновении Советского Союза как конкурента, растущем технологическом преимуществе американских вооруженных сил и готовности большинства мировых держав второго уровня прибегать к помощи к США и находиться в зависимости от них, а не наращивать свои собственные вооруженные силы. Если выход США на политическую арену в качестве державы, возглавляющей однополярный мир, стал возможен главным образом в результате распада Советского Союза, то сохранение этой однополярности в течение последующего десятилетия было обусловлено тем, что азиатские и европейские союзники были согласны поддержать гегемонию США.

Конец однополярности

У развивающихся (и даже многих развитых) стран уже нет необходимости зависеть от щедрости и поддержки Запада, они теперь могут выбирать себе альтернативных «покровителей». И нелиберальные, зачастую правые транснациональные сети выступают против норм и благочестия либерального международного порядка, который когда-то казался таким непоколебимым. Короче говоря, глобальное лидерство США не просто ослабевает, оно терпит крах. И этот процесс снижения влияния является не цикличным, а постоянным.

США и их союзники, которых коротко называют Западом, в период однополярности вместе пользовались фактической монополией на право быть покровителем. За некоторыми небольшими исключениями, они являлись единственным значимым источником безопасности, экономических благ, политической поддержки и легитимности. Развивающиеся страны больше не могли оказывать давление на Вашингтон, угрожая обратиться к Москве или указывая на опасность коммунистического переворота, чтобы оградить себя от необходимости проводить внутренние реформы. Сфера распространения власти и влияния Запада была настолько безгранична, что многие политики уверовали в вечный триумф либерализма. Большинство правительств не видели реальной альтернативы.

Теперь же, как минимум Китай, вполне может выполнять роль такой альтернативы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 1 =